Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Shi-Ki_Kidder.
Объект "Психея".
Воронеж,
2011

Благодарю Виктора Ночкина за добрые слова)


1 часть. Обезьяна с гранатой.
1 глава.
Август, 2010, территория группировки "Долг", бар "Сто рентген". В преддверии Выброса.

Хэй,
ты. Да, да, ты, новичок. Что стоишь, вытаращив зенки, словно
контроллера увидал? Не бойся, подойди поближе, сядь. Сядь, я сказал! Да,
так хорошо. Сиди. Выброс грянет минут через двадцать, еще успеешь
наложить в штаны с испугу. Первый раз? Оно и видно... Да не жмись так,
никто тебя не собирается убивать.
Уже четыре года прошло с тех пор, как второй раз рванула неугомонная ЧАЭС. А знаешь, молокосос, как Зона появилась? Не знаешь?
Тогда
слушай. И запоминай. Я повторять не собираюсь. Бармен!.. Угости нас
выпивкой. У молодого человека умный взгляд, видимо, он переживет еще не
один Выброс...
Правда, сам я точно почти ничего не знаю, но то, чем
сейчас является Зона, возникало прямо у меня на глазах. Не веришь? Зря.
Ничего, все вы молодые спорые да ладные, пока в гусеницы Зоны не
затянет. Шестеренки... О чем бишь я? Ах да, о Зоне...
Она
перемалывает нас, приятель. Потихоньку заглатывает и переваривает,
вымачивая в своем соку. Желудочном, да-да. Она смотрит на нас из глаз
наших детей. Мы видим ее в каждой витрине. Зона отчуждения - для нас она
вне периметра, а никак не за ним.
Мы - Сталкеры! Гордись этим,
молокосос. Быть сталкером - значит, самому строить свою судьбу, не
зависеть от общества и его канонов и рамок. Быть сталкером - это даже не
призвание... Это смысл жизни.
Знаешь, приятель, когда Зону второй
раз тряхнуло в ноль-шестом, мы все так пересрались тут... Ну да,
рабочие, ликвидаторы, ученые, все, кто задержался тут еще с первого
взрыва. Нас была горстка, оружия в обрез, еды на пару недель, а
оборудования и вовсе не было. И самым странным оказалось, что никто не
собирался эвакуировать нас. Создалось впечатление, что о нас просто
забыли. Может быть, решили, что мы погибли во время Второго взрыва. Не
мне судить мысли и мотивы людишек, приятель. Угостишь сигареткой? Да
нет, я тоже не курю, да вот иногда тянет... Так вот, остались мы одни в
Зоне. Аномалии появились не сразу, мутанты еще не носились ошалелыми
стаями по Припяти и окрестным лесам.
Мы даже и не поняли, что
оказались в совсем другом мире. Еще не было никакого Монолита, никаких
пси-излучателей и прочих ужасов нашего городка. Были лишь пустоши да
повышающийся раз к разу радиационный фон. Но, хвала Зоне, была и водка.
Да-да, выводит она всякие радионуклиды из организма лучше, чем пурген -
дерьмо из задницы. И, следя за здоровьем постоянными порциями
живительной сорокаградусной, мы двинулись к Чернобылю. Зачем? А... кто
его помнит, теперь... Наверное, мы шли, надеясь, что там, ближе к
центру, нас засечет вертушка военных. Нас спасут. Жажда жить - вот, что
руководило нами в тот момент.
...Бармен! Налей еще, будь другом! В
горле пересохло, сил моих больше нет!.. И через пару дней мы и впрямь
встретили вертолет. Он летел низко, так, что, казалось, он сбривает
брюхом верхушки деревьев. Стрекот винта далеко разносился над пустынными
землями.
Возможно, что-то с самого начала пошло не так. А может, мы
сами виноваты. Кто ж теперь рассудит?.. Слушай, парень. Слушай! И
запоминай! Если выжить хочешь, конечно...

"...Лена, подняв усталый взгляд в небо, прищурилась. А потом, словно не веря в происходящее, выдохнула:
- Вертолет, ребята...
- Мишка! Ну что тебе стоит?!- проныла Надя, стараясь шагать нога в ногу с рослым парнем славянской наружности.
- Отвали! Не казенные уже консервы,- процедил Мишка сквозь зубы и нарочито небрежно оглядел горизонт, чистый до самого неба.
- Но есть-то хочется!.. Мишка!..
Надя
не теряла надежды достучаться до его совести и пыталась повиснуть на
друге, сжимая в кулачках ткань его рубашки. Мишка терпел, но недовольно
скалился.
- Вертолет, ребята!..- погромче повторила Лена и опустилась в пыль, всхлипнув,- Ребята!..
- Где?- мгновенно сориентировался Рыжий, разворачиваясь и бегло осматривая небо,- Блажишь, Ленка?!
- Да нет же!..- отчаянно всхлипнула девушка,- Слышите?! Гудит! Гудит!..
Ребята
замерли, недоверчиво вслушиваясь в голоса Зоны. Невнятный гул
действительно приближался откуда-то с юга. Никакой чернобыльской
опасности оттуда прийти не могло, только военные. А раз так, то
теперь... Они спасены. Мужчины переглянулись и неуверенно опустили
рюкзаки в пыль. Их осталось всего десять человек. От исследовательского
корпуса из 50 уцелело лишь десять. И теперь, когда до спасения остался
один шаг, можно было рискнуть.
- Ну, Надька, чего ты там хотела?- Мишка, помимо воли, расплылся в широкой улыбке,- Консервы тебе?
- Да-да,- закивала Надька, отчего ее сходство с крысой лишь усилилось,- Давайте поедим!..
Лена торжествующе оглядела ребят и улыбнулась:
- Мы-таки сделали это!
-
Теперь лечиться от лучевой будешь до старости,- брякнул старший,
Игнат,- А старость такими темпами может наступить ооочень скоро.
- Умеешь ты утешить,- буркнул Рыжий и отошел к кустикам по срочной необходимости.
-
Главное - живыми выберемся!- защебетала Лена, доставая из сумки
консервы и ловко вскрывая их походным ножом,- Вон сколько хороших
человечков не дошли... А мы сделали это! Мы смогли!..
- Не говори гоп, пока...- фыркнул Мишка и отобрал банку тушенки у девушки,- Эх, хлеба бы...
- Мечтай,- язвительно усмехнулся Серега, пристраиваясь рядом с Леной,- Еще и о ванной мечтай. Которая с бритвой и на ножках.
- Зачем ножки бритве?- изумился Мишка.
Игнат загоготал, Надька прыснула. Компания шумно, но сработано устроилась на привал, дожидаясь вертолета.
Рыжий,
сделав дела свои, на миг задержался, рассматривая удивительного
кузнечика, словно пришпиленного к ветке с пожухлыми желтыми листьями.
Присмотревшись внимательнее, Рыжий с удивлением обнаружил, что у
кузнечика около 15 лапок, из них три пары - точно суставчатые, а одна -
рудиментарная. Зачем обычному прыгучему насекомому понадобилось столько
конечностей Рыжий не знал. А узнать было бы интересно. Парень присел на
траву, открыл рюкзак и начал искать пустую банку из-под тушенки. Вот как
знал, что пригодится! Специально не выкидывал!..
Надо бы еще сверху носовым платком перевязать, не дай бог - опрокинется банка и высвободится прыгун... обидно будет очень.
Пока
Рыжий решал проблемы насущные с транспортировкой биологической загадки в
Большой Мир, друзья приглядывались к деревьям, с нетерпением ожидая,
когда же из-за верхушек деревьев покажется вертушка. Неугомонный Серега
успел побиться на заклад с Мишкой о том, военный или гражданский
вертолет приближается к ним. Игнат, как самый опытный (то бишь,
отслуживший в армии положенные два года), на слух предположил, что
транспорт военный. Серега нашел свою вечную "туеву кучу"
контр-аргументов. Игнат махнул рукой, но версию начал развивать Мишка - и
пошло-поехало.
Увлечь ученых легко, а вот привести в чувство почти
нереально. Ленка уписывала тушенку за обе щеки, тщательно скребла ложкой
о бока банки, собирая осевший жирок и соус. Вода, набранная в попутном
ручье, несмотря на некую мутность, оказалась вполне питьевой, только уж
слишком отдающей мелом. Девушка приложилась к фляге, тщательно закрыла
крышку и вновь посмотрела на горизонт. И вскочила, размахивая руками,
вереща:
- Вот он! Вот он!
Мишка вскочил следом. Игнат лениво
перевел взгляд на деревья и едва заметно нахмурился. Вертолет явно был
военным. Черный, весь такой округлый и блестящий, он напоминал
обкатанное яйцо, заклепанное в новейшую чешую.
- Мы здесь!!!-
завизжала Надя, размахивая над головой руками. В пальцах у нее была
зажата пустая консервная банка. Игнат хмыкнул. И, словно услышав его,
вертолет чуть сменил курс и направился к людям.
Серега толкнул Мишку локтем в бок и хрипло шепнул:
- Военный. Слыш, я проиграл, с меня пиво.
Внезапно хрипнуло, скрипнуло, словно где-то дернулся груженный вагон, и раздался металлический равнодушный голос:
- Нарушители в охраняемой территории. Ведется огонь на поражение. Пять секунд до запуска бортовых установок... Четыре...
-
Что?.. Они совсем сдурели?!!- подскочил Игнат и, сорвав с головы
полинялую кепку, начал размахивать ею, как флагом,- Не стреляй! Свои!!!
- Три...
- Бежать надо,- неуверенно предположила Ленка, бледнея.
- Да не выстрелят они! Это же люди! Люди!
- Два... Один...
- Господи, да что творится в этой чертовой Зоне?!!- заорал Серега.
Вверху
скрипнуло, потянуло машинным маслом. Свежесмазанные бортовые пулеметы
сделали разворот, определили цель и, замерев на миг, разродились ливнем
свиноцвого града.
Земля у ног Игната мгновенно забурлила, как лужа, взрываясь песчаными пузырьками.
Лена
завизжала, Надя вторила ей. Очередь прошлась посередине группы. Звеня,
разлетелись в стороны банки с консервами. Кто-то пронзительно заверещал.

- Бежим!!!
Люди заметались. Изумленные глаза пытались вычленить
взглядом убежище, помощь или, хотя бы, какую-нибудь корягу, где можно
переждать свинцовый шквал. Страх гнал их в одну сторону, сбив, словно в
стадо. В сторону ЧАЭС. Вертолет, не думая замолкать, лишь поднялся выше
на пару метров. Компьютеры рассчитали траекторию жертв, направили данные
на ракетные орудия. Зашипев газовыми выхлопами, вниз сорвалась ракета
класса "воздух-земля". Громыхнуло. Несколько человек разлетелось
кровавыми ошметками по поляне. Остальных, как кегли, разметало кругом.
Вновь застрекотали пулеметы. Ленка, приподняв голову, отыскала взглядом
Игната и попыталась подползти к нему. По лицу текло липкое и густое.
Кровь? Пулемет жалобно скрипнул, выплюнул гильзу и, перезарядившись,
прошил землю ровными стежками в метре от девушки. Лена испуганно вжалась
в траву. Ей захотелось провалиться вниз, сквозь слой грунта, через
залежи, магмы и прочий кайнозой. Выпасть с той стороны земли, где все
ходят на головах и кричат о дебильной, но правильной "американ дрим!".
Ленка задержала дыхание. И очередь вспорола ее тело, подкинув, как
тряпичную куклу, протащив по инерции несколько метров, выпотрошив
девушку.
Заорал Игнат. Следующая очередь разнесла ему голову. Мишка
пытался удрать, петляя между деревьев, но поскользнулся на грязи, упал
на спину и свинец угодил точнехонько между глаз незадачливого беглеца.
Вопли стихали, скулеж раненых сменялся тишиной. Такая тишина присуща лишь мертвым.
Вертолет, облетев поляну по периметру и еще разок прошив пулеметным огнем распластанные тела, улетел дальше.
И
только тогда Рыжий рискнул выползти из своего укрытия - небольшой ямы,
скрытой кустами и корягой. Парень неуверенно приблизился к поляне,
сжимая в одной руке банку из-под тушенки, а в другой - подобранную
палку, которой он простукивал землю. Завидев первое тело, Рыжий рванул
было к нему, но притормозил. От зрелища развороченного человеческого
брюха парня потянуло блевать. Он тихо опустился на траву, уронив банку,
из которой тут же выпрыгнул аномальный кузнечик. А потом Рыжего вырвало.
А потом еще раз. И еще. Пока блевать стало нечем и не осталась одна
желчь и горький привкус на языке.
Рыжий почти пластунски отполз от поляны, приблизился к дороге, мутным взглядом оглядел горизонт. Куда теперь?..
Парень
сплюнул. Слюна, тягучая, как паутина, потянулась вниз, не думая
обрываться. "В паука превращаюсь. 16тиногого",- с каким-то злым,
отрешенным весельем подумал Рыжий и ухмыльнулся.
Сделал несколько
неуверенных пьяных шагов по дороге, пошел ровнее. Достал из кармана
складной нож, подошел к приметному изгибающемуся дереву и нацарапал на
коре: "Здесь была расстреляна неизвестными мудаками группа ученых,
уцелевших во время Второго взрыва. Упокой Зона ваши души".
Отошел на пару шагов, полюбовался на кривую надпись и вновь ухмыльнулся. Для Рыжего это уже становилось привычкой.
Спрятал нож, зашагал дальше. Бесцельно, автоматически, бездумно.
-
Эй, брат!..- раздался звонкий голос слева, заставив Рыжего конвульсивно
дернуться и отпрянуть вправо,- Брат! Помоги, а?..

@музыка: [Megurine Luka and Kamui Gakupo] - [Go Google It]

@настроение: шик

@темы: фанфикшн